главная страница форум полезные ссылки e-mail
- Галина Брежнева

Прокат авто в Латвии
Rambler's Top100 Rambler's Top100

О "плодотворной" командировке Брежневой в октябре 1968 года в Латвию, заслужившей высокую похвалу редактората, Телеграфу рассказал бывший фотокорреспондент АПН по странам Балтии Ян Тихонов, проработавший в латвийском отделении Агентства печати "Новости" 30 лет — с 1963 по 1991 год. В свои без малого 80 лет (он, как и Галина Брежнева, — 1929 года рождения) Ян по-прежнему активно работает, участвует в международных фотовыставках, из года в год подтверждая свое место в рейтинге "100 лучших фотографов мира".
"Я хорошо помню ее визит в Ригу, — рассказывает Тихонов. — Сопровождать Брежневу тогда поручили именно мне. Хотя обычно высоких персон опекал наш главный редактор Александр Бакалов, но он был в тот момент, кажется, в отъезде. Вместе с Галиной приехала журналистка из АПН — то ли Зубова, то ли Зубарева, фамилию я подзабыл, которая при ней была и нянькой, и гувернанткой. Конечно, повсюду нас сопровождали "тихари" — люди в штатском. Но должен сказать, что все время они держались в сторонке, в свою машину Галина их не пускала, охрана передвигалась на другом авто. И лишний раз на глаза они старались не попадаться. Телохранители Брежневой вели себя совсем не так, как у Горбачева, когда на всех фотокадрах их физиономии постоянно светились..."
Играй, гармонь!
"Галину Брежневу до этого я уже видел пару раз в редакции в Москве, мне на нее показывали, как на местную достопримечательность, — продолжает Тихонов. — Выглядела она тогда довольно милой и даже симпатичной женщиной, простой, если не знать, чья она дочка. Внешне была похожа на папу, только покрасивее его. В Риге Галина Брежнева тоже вела себя совсем не заносчиво. Но посторонних просителей (а были такие, кто пытался что-то выклянчить у нее) она избегала. Да и ее "нянька" быстро отсекала все ненужные контакты. Именно она вела беседы с героями будущих публикаций, расспрашивала, все записывала. Скорее всего, потом писала тоже она, а не Галина. Дочка Брежнева если и встревала в разговор, то из чистого любопытства. Из местного партийного начальства никто не объявлялся, думаю, она сама отказалась от общения с нашими бонзами.
Больше всего мне запомнилась наша совместная поездка в Рою — в рыболовецкий колхоз "Банга". Я там и до этого бывал много раз, хорошо знал председателя колхоза Лисмента Микелиса. Экскурсия по его образцовому хозяйству, как водится, закончилась обильным застольем. Микелис всегда отличался гостеприимством, а уж для дочки "дорогого Леонида Ильича" он, конечно, превзошел самого себя. Стол просто ломился от всевозможных рыбных и прочих деликатесов. Галина крепко выпила под рыбку, развеселилась. А тут еще председатель исполнил ей соло на аккордеоне. Играл он отменно!.. В общем, гульнули мы в Рое тогда хорошо, высокая гостья была в восторге. Пила все, что ей наливали, и активно закусывала, это я хорошо запомнил. А вот охрана ее ни разу к столу даже не подошла.
В колхозе я снимал рыбаков, траулеры, поселок... Все это потом отправил в Москву для иллюстрации репортажей Галины Милаевой. Но где были напечатаны мои работы, мне неизвестно. Знаю, что многие издания АПН шли за границу. Сам я ее публикации про Латвию не видел..."
Из семьи служащих...
Как видно из материалов личного дела Галины Милаевой, в престижное информагентство ее приняли в 1963 году, как и всех рядовых сотрудников, с месячным испытательным сроком и окладом в 130 рублей. Из собственноручно заполненной анкеты следует, что дочь Генерального секретаря ЦК КПСС никогда не состояла в партии. Как она сама писала в автобиографии, "родилась в семье служащего". В АПН была зачислена на должность редактора в отдел выпуска бюллетеня Вести из Советского Союза. За 6 лет работы в АПН, как говорится в характеристике, подписанной председателем правления Б.Бурковым, Галина Милаева "в коллективе проявила себя с самой положительной стороны, как политически зрелая и способная журналистка, чуткий и внимательный товарищ..."
Среди профессиональных удач отмечались ее очерки о латвийских рыбаках. Выходит, не зря Микелис наяривал ей на гармошке!
После своей очень творческой командировки дочь Брежнева бывала в Латвии еще несколько раз. Частенько ее видели в 1970-е годы в знаменитом юрмальском ресторане "Юрас перле". Здесь бывали и лидер польских коммунистов Гомулка, и его немецкий коллега Эрик Хонеккер, а также чилийские, кубинские, никарагуанские и прочие товарищи. В разгар лета своими людьми в баре были шеф Московского горкома партии Гришин с дочерью Ольгой. Галина Брежнева тоже охотно проводила в любимом ресторане увеселительные вечера в обществе своих поклонников или мужей.
Не женщина — "Тайфун"!
О визитах Брежневой на ПО Дзинтарс Телеграфу рассказал его бессменный руководитель Илья Герчиков.
"Помню ли я Галину Брежневу? Еще как! Здоровая такая тетка была, — рассказывает он. — Хотел бы я посмотреть в глаза тому, кто называл ее красавицей. Помню, в начале 1980-х Галина Брежнева прибыла к нам в гости в сопровождении министра пищевой промышленности Латвийской ССР Ирины Кузнецовой и представителей из ЦК партии. Первое, чем без малейшего стеснения поинтересовалась московская гостья, — есть ли у меня коньяк. Пришлось угостить, что делать. Какой коньяк? Ну какой в те годы у меня мог быть коньяк? Конечно, грузинский или армянский...
После чего мы все вместе отправились осматривать производство. Брежнева очень любила косметику и парфюм. Ей нравилась "Рижанка", и мы подарили ей несколько флаконов. Но еще дочь Брежнева была в восторге от нашего мужского одеколона "Тайфун". Она уверяла, что он ей самой очень подходит. А это был одеколон совершенно убойной силы, с очень оригинальным ароматом, с богатыми восточными оттенками. И он действительно подходил таким жгучим брюнеткам.
Про нас говорят, что мы для партийных бонз делали эксклюзивные духи. Это неправда. Все шло из общего котла, в том числе и кремлевские поставки. Отец Галины Леонид Ильич очень ценил наш одеколон "Рижанин", и мы регулярно передавали для генсека в Москву по несколько упаковок с рижским дефицитом..."
Красавец и...
Про один, вероятно, последний визит Галины Брежневой в Латвию Телеграфу рассказал Игорь Трубачев, главный врач (с 1971 по 1990 г.) самого роскошного юрмальского санатория советских времен — "Рижский залив".
"Наш санаторий принадлежал Совету Министров СССР, естественно, там постоянно отдыхала и лечилась партийная номенклатура. Но не только. Среди наших постояльцев были знаменитые актеры, например, Аркадий Райкин, Михаил Царев, Елена Гоголева... Галина Брежнева прибыла к нам на лечение в первый год после смерти своего отца. Путевка была выписана на ее имя, а Юрий Чурбанов был с ней как член семьи. Жили супруги в люксе на 9-м этаже. Я был лечащим врачом Галины Леонидовны, неоднократно говорил с ней по душам. Думаю, она была глубоко несчастной женщиной, их сложные взаимоотношения с отцом в детстве нанесли ей неизгладимую душевную травму. Да и личная жизнь не сложилась. Оттого и ее увлечение спиртным...
Супруги общались в санатории с семьей Алиевых. Они вели себя тихо, никаких шумных посиделок не устраивали. (В отличие, например, от Алексея Косыгина, при котором постоянно закатывались банкеты.) Выглядела Галина Леонидовна нормально, разве что одевалась немного странно — в широкие прозрачные балахоны. Этим, кстати, Алла Пугачева мне очень напоминает дочку генерального секретаря в зрелом возрасте...
У меня сложилось впечатление, что взаимопонимания между супругами не было. И Галина от этого в душе очень страдала. Чурбанов был при ней таким холеным красавцем генералом, с отличной выправкой, аккуратным пробором. Он часто играл в теннис, плавал в бассейне. А она в основном сидела у себя в номере, попивала там вино. Пару раз сходила на массаж по моему назначению — бросила. В бассейн не ходила. Не скажу, что они с мужем вели себя как кошка с собакой, но бывало, общались и на повышенных тонах. Иногда вместе приходили в ресторан на завтрак, но нередко — и по отдельности.
То, что стало с моей бывшей пациент-кой позже, о чем рассказывалось в недавнем фильме, было печально для меня. И по-человечески мне, конечно, ее жаль..."
Наши партнеры: