главная страница форум полезные ссылки e-mail
- Ольга Павук

Прокат авто в Латвии
Rambler's Top100 Rambler's Top100

Юрмале нужен Шлесерс


Вернуть Юрмале былую славу здравницы, работающей круглый год, а не несколько летних месяцев, способен статус свободной экономической зоны с уклоном в медицинский туризм. Для этого все есть — климат, законы, заинтересованность инвесторов, медицинских учреждений, даже отдельных политиков, нет только лидера, вокруг которого этот процесс закрутится. Об этом в интервью агентству LETA рассказала большой патриот и жительница Юрмалы, доктор экономики, ассоциированный профессор Балтийской международной академии, издатель и главный редактор интернет-журнала "The Baltic Course" Ольга Павук.

- По вашим постам в "Facebook" можно сделать вывод, что вы радеете за развитие Юрмалы как города-курорта и даже предлагаете победить сезонный фактор. Как именно это можно сделать?

- Благодаря медицинскому туризму. Это не только отдых, в первую очередь это диагностика, лечение и реабилитация после операций, например. Вопрос в том, чтобы расширить спектр медицинских услуг. Можно посмотреть на украинский Трускавец. Хотя там нет моря, это курорт с большой историей — такой же, как у Юрмалы. Он тоже начал развиваться в конце 19-го века благодаря минеральным ресурсам. У них это вода, у нас — грязи. Трускавец и Юрмала когда-то были всесоюзными здравницами в СССР. Но украинцы смогли использовать свои ресурсы и в новых реалиях, и у них там достаточно не только санаториев, но и лечебных учреждений. Юрмала же пока не смогла возродить свою былую славу курорта.

По данным Lursoft, в Юрмале действуют 3 больницы, 11 специализированных лечебных учреждений, 11 стоматологических кабинетов и 4 санатория, с общим оборотом в 2014 году 27,8 млн. евро (оборот всех 3,5 тысяч предприятий города составил 399 млн. евро). К примеру, в Трускавце, помимо лечебных и оздоровительных учреждений, имеется своя научная база, институт, который занимается вопросами курортологии, научными исследованиями. Это значит, что есть люди, которые живут там круглый год — работают, обслуживают.

- Кто у нас наукой будет заниматься? У нас есть база, специалисты

- Есть. И научные учреждения есть, и специалисты. Есть проекты по развитию этого направления в Риге и в Юрмале у частных компаний. Никто не афиширует, потому что все до ума еще не доведено, но база заложена. Юрмала остается привлекательным регионом. Для больных и людей, желающих отдохнуть, жара-то не нужна. Раньше — и не только в советское, но и в царское время — в санатории ездили оздоровляться, лечиться. А заодно отдыхать и развлекаться. Это все можно восстановить. Конечно, не за один день, и для этого нужна воля и поддержка на государственном уровне. Мы предлагаем присвоить Юрмале статус свободной экономической зоны (СЭЗ) с уклоном в медицинский туризм, что даст возможность предпринимателям получить ряд налоговых льгот. Это обычно привлекает инвесторов, которые хотят что-то новое начинать. И если есть возможность на несколько лет получить освобождение или послабление по налогам, они пойдут к нам с большей охотой.

Мы посмотрели цифры по притоку прямых иностранных инвестиций (ПИИ) в капитал предприятий в Юрмале, Резекне, Лиепае и Вентспилсе. В Юрмале показатель ПИИ на душу населения самый низкий, потому что там по сути некуда вкладывать. Не решив вопрос сезонности курорта, увеличить приток инвестиций невозможно. А чтобы решить вопрос сезонности, надо предлагать новые инструменты.

- Вы все время говорите "мы": "мы" подсчитали, "мы" предлагаем… А кто эти "мы"?

- В мае этого года в Балтийской международной академии (БМА) прошел очередной, 20-й международный круглый стол — семинар, организуемый интернет-журналом "Baltic-Course.com" совместно с БМА, Латвийской конфедерацией работодателей и Дипломатическим экономическим клубом (DEC). В этот раз для дискуссии была предложена тема "СЭЗ и развитие регионов: уроки и перспективы", эксперты из разных стран делились опытом и обсуждали возможности расширения видов свободных зон с целью развития курортных регионов.

И руководитель латвийской турфирмы с горечью рассказывала, что к ней обращаются москвичи и жители других российских регионов, желающие поправить свое здоровье в определенных заболеваниях, а у нас нечего предложить, поэтому ее турфирма вынуждена отправлять их в Литву, где четыре города имеют статус курорта и есть все необходимые медицинские услуги.

- Что это за услуги, которые может предложить Литва и не может предложить Юрмала?

 

- Многие туристы во время путешествия хотят попутно решить проблемы со здоровьем. Например, приходят запросы на программы исцеления от заболеваний бронхо-легочной системы или профилактику дыхательных заболеваний. Юрмала, благодаря своим силам природы — морю, сосновому лесу и другим факторам — может способствовать процессам выздоровления таких больных. Но, помимо природы, необходимы специальные программы, которые четко будут работать на результат, в которые могут входить специально разработанные и описанные комплексы процедур (ингаляции, солевая комната, массажи, лечебные грязи, прогулки и пр.), а также консультации врача-лора и других специалистов.

Есть запросы от иностранцев на лечение желудочно-кишечного тракта, решение проблем с диабетом и другие заболевания, которые в теории могут успешно лечиться в Юрмале. А на практике, сталкиваясь с конкретным запросом, оказывается, что городу довольно сложно предложить такие программы и варианты. Специально рассчитанные индивидуальные программы на базе некоторых юрмальских отелей очень дороги и не конкурентоспособны по сравнению с Литвой. И, как бы ни хотелось разместить туриста в Юрмале, при всем его желании большая разница в цене сделать это не позволяет. В итоге получается, что турист выбирает другую страну или регион, такие как Паланга, Друскининкай, Бирштонас, а также Словению, Чехию и другие страны. На данных направлениях уровень размещения и сервиса высок, программы отработаны, цены более дружественные. Там клиент получает полный комплекс услуг по лечению, исцелению от недуга и полное удовлетворение размещением и сервисом.

- Вам не кажется, что Юрмала упустила время и шанс вернуть статус здравницы, работающей круглый год?

- Мы говорим не только о Юрмале. Мы говорим о развитии всего региона — Риги и ее окрестностей. Спрос на наши услуги может быть, цены у нас ниже, чем на Западе, и устраивают тех же москвичей. Москва — это город, который для нас всегда будет очень важен. Город большой, уровень жизни высокий, и добираться до Латвии легко.

Еще одно интересное направление для увеличения сезонности курорта — пансионаты для пожилых людей. Многие предприниматели из Центральной Европы строят дома для своих пенсионеров не у себя, а в новых государствах ЕС — Чехии, Словакии, Словении. Если, например, в Германии проживание в таком пансионате стоит 3 тыс. евро в месяц, то в Словакии — около 2 тыс. евро. В Юрмале такой пансионат открыли французы, и мало кто знает, что проживание в нем обходится в сумму около одной тысячи евро. И это хорошие дома, элитные, а не какие-то там дома призрения. Знаю, что один российский инвестор приобрел землю под строительство такого дома в Юрмале. Если предпринимателей стимулировать, то они будут действовать более активно. Свободная экономическая зона с уклоном в медицинский туризм и рекреацию могла бы стать хорошим инструментом для привлечения инвесторов. Но чиновники, от которых это зависит, по-прежнему очень инертны.

- И почему вы думаете, что они вдруг активизируются и, наконец, начнут действовать?

- Жизнь их к этому толкает, инвесторы и наши турфирмы, которые очень заинтересованы в том, чтобы было много туристов в разных направлениях, и медицинское — лишь одно из них. Думаю, заинтересованы и те, кто понастроил жилья в расчете на программу предоставления ВНЖ в обмен на покупку недвижимости, ведь продажи резко упали, остается аренда, которая пока активизируется только летом. Приезжающие на лечение могли бы жить не только в санаториях, но и в этих апартаментах. Очень много заинтересованных людей, но их пока никто не свел вместе. Наш семинар — это одна из первых попыток собрать вместе заинтересованных людей из разных регионов и стран. К примеру, приятно было услышать, что Литва без свободной зоны обошлась, потому что более 20 лет назад утвердила статус городов-курортов, получивших поддержку государства и умело использовавших евроденьги. Сегодня санатории и лечебные заведения уже сами зарабатывают и развивают свою деятельность.

Почему мы сегодня возвратились к теме СЭЗ в Латвии — потому что в 2020 году завершается программа поддержки из еврофондов, и необходимо предложить альтернативу тем же инвесторам. Сделать это очень просто, законы о СЭЗ в Латвии есть (ничего придумывать не надо), для Юрмалы нужно написать еще один закон по аналогии с другими и внести в перечень сфер деятельности, на которые распространяются льготы СЭЗ, такое направление, как туризм, в том числе медицинский. Кстати, латвийские СЭЗ в Резекне, Вентспилсе и Рижском порту включались в рейтинг "Financial Times" 50 лучших СЭЗ. Это означает, что у Латвии есть наработки в этой сфере.

- Допустим, примут законы, присвоят Юрмале статус СЭЗ, а кто работать будет? Так много медицинских специалистов за эти годы уехало.

- Будет работа — вернутся, или другие приедут. Да и Медицинская академия выпускает каждый год врачей. Приведу пример из сопредельной сферы — латвийский Институт органического синтеза. С удивлением во время одного из посещений узнала, что там работают профессора из Санкт-Петербурга, Китая, других стран. Понимаете? Когда есть интересные проекты, люди едут и работают, и платят им хорошо, потому что они делают то, что потом хорошо продается. Кстати, фармацевтика тоже может быть в сфере интересов СЭЗ.

- Литва, которая находится в таких же примерно климатических условиях, на 20 лет вперед ушла. Сейчас нам здесь делать нечто подобное, отставая при этом от Литвы на 20 лет, — это не утопичная идея?

 

- Нет, я так не считаю. Во-первых, мы можем рассчитывать на экспорт медицинского туризма не меньше, чем литовцы. Клиентами литовских курортов зимой на 70% являются свои же граждане: в силу отдаленности курортов от центра там хорошо организован внутренний туризм. Во-вторых, у нас есть и другой резерв. Это те люди, кто здесь получили ВНЖ в обмен на покупку недвижимости. Среди них много предпринимателей. И многие их них здесь уже работают. За это время более 10 тысяч граждан из государств СНГ, в том числе более тысячи из стран Средней Азии и Кавказа, получили ВНЖ в Латвии в обмен на покупку недвижимости. Это огромный потенциал, особенно если дать им дополнительные возможности. Те, кто здесь получают ВНЖ, дружелюбно относятся к Европе, к жизни здесь, у них есть дети, которые учатся в наших школах. Это же процесс. У кого-то здесь уже есть бизнес, кто-то занимается им параллельно, допустим, в Москве и в Риге.

 

Когда я говорю о развитии Юрмалы, я не говорю, что все должно быть в Юрмале, это может быть регион, все, что близко к Юрмале — та же Рига, почему нет? Так же, как Резекне хочет расширять границы своей экономической зоны на всю Латгалию, так и Юрмалу мы можем воспринимать как отправную точку для развития центрального региона.

 

- И станет Юрмала таким домом для престарелых.

 

- А чем плохо? Это спокойные люди, воспитанные, со стабильными доходами, которые будут посещать наши магазины, заходить в кафе, чтобы выпить чашку чая с булочкой каждый день, а иногда купят билеты на концерт в зале "Дзинтари". К тому же, кто сказал, что на растянутой вдоль Рижского залива территории не могут сосуществовать и пожилые люди, и молодежь, как это происходит на других курортах, таких как Баден-Баден или Карловы Вары.

 

- Это полное переформатирование Юрмалы, которая сейчас заточена под состоятельных российских гуляк.

 

- Два месяца в году. А дальше что? Кстати, это лето показывает, что и без "Новой волны" город жил активно, отели, рестораны и кафе не пустовали, а новый концертный павильон на две с лишним тысячи мест в Дзинтари подарил отдыхающим серию замечательных фестивалей и концертов. А ведь отреставрирован и зимний зал…

 

- Видимо, юрмальский бизнес зарабатывает на целый год за эти два месяца. К тому же разный круг интересов и, как следствие, предлагаемых услуг. Одно дело принимать, условно говоря, Шефлера и другое дело — немецкого пенсионера, который будет регулярно пить кофе с булочкой.

 

- Вы знаете, минимум разночтений. В апартаментах, которые понастроили в Юрмале, живет средний класс — много молодых людей, работающих в хороших компаниях на хороших должностях и много тех, кто купили недвижимость, чтобы получить ВНЖ. Юрмала — это не элитный курорт и никогда им не будет. Это курорт для среднего класса. И немецкий пенсионер сюда очень хорошо вписывается, и переехавший на жительство узбек или казах.

Кстати, из республик Средней Азии сюда едут обеспеченные люди и открывают здесь бизнес (речь сейчас идет только о тех, кто получил ВНЖ). Система в их государствах такова, что на ведение бизнеса в других странах они должны получить добро от своих властей. Если они здесь будут вкладывать деньги в отрасли, о которых мы говорили, то на уровне властей своих государств будут решаться и вопросы притока их людей сюда на лечение и отдых. Уверена, что узбеки, казахи, азербайджанцы с удовольствием ездили бы в Юрмалу. У них летом очень жарко, они хотят отдохнуть в какой-то другой климатической полосе. Кроме того, и они болеют, поэтому отдых можно совмещать с лечением. К тому же, что важно, здесь говорят на языке, который все понимают. Конечно, они заинтересованы в развитии своего туризма, но можно организовывать туристический поток и в обратном направлении, ведь самолеты летают в обе стороны. И наши турфирмы будут рады, что смогут работать в обоих направлениях.

- Есть у нас одна проблема в лице государства, которое, судя по ставкам налогов, у нас очень жадное. Поэтому одно дело дать статус СЭЗ Резекне, где-то далеко в Латгалии, непонятно даже, где это. И другое дело Юрмала, тут, под боком, и вдруг там кто-то получит налоговые льготы. Это же ужас!

- В Китае пять специальных экономических зон вокруг крупных городов существуют уже более тридцати лет. Именно с них и началось развитие экономики, шли инвестиции, именно туда вливались государственные ресурсы — строились дороги, виадуки… И в результате туда пошел весь мир. Мы не Китай, но схема одинаковая. Есть места, которые развиваются более интенсивно, и они за собой тянут другие территории. Речь идет о том, чтобы развивать регион. Разве вокруг Юрмалы все благополучно? Нет. Относительно благополучно от Лиелупе до Дубулты, а за пределами — застой. Я думаю, все реально, потому что это будет эффект бабочки. Отели будут получать больше гостей, рестораны — клиентов. И почему литовцы могут это сделать, а мы нет? Литовцы говорят, что летом к ним приезжает больше иностранцев, а зимой больше местных отдыхает. И Клайпеда, Паланга работают круглый год. Вопрос сезонности решен, и жизнь там бурлит 12 месяцев в году, а не два-три, как в Юрмале.

- Мы тоже можем, но никто, очевидно, не хочет, если о развитии Юрмалы как здравницы и курорта говорится с 90-х годов, а воз и ныне там.

 

- Конечно, есть проблемы с квалифицированными специалистами, работающими на местах в самоуправлениях. Я наблюдала этих людей — они очень хотят иметь там рабочее место, но всего боятся. Это ужасно. Глаза совсем не горят. Чтобы затевать что-то новое, у людей должны гореть глаза.

 

- А вы знаете в нашей стране таких людей — я имею ввиду политиков, чиновников, у которых горят глаза?

 

- Я тут вспомнила о проекте "LIVE RIGA". Эту идею в свое время придумал Айнарс Шлесерс, а профинансировали airBaltic и Рижская дума. После того, как Ригу стали рекламировать на внешних рынках (причем очень грамотно и успешно), у нас резко выросло число туристов. Точно так же можно продвигать и Юрмалу и медицинский туризм, только на это нужна воля и… еще один Шлесерс.

 

- И где мы возьмем еще одного Шлесерса?

 

- Шлесерс, кстати, сам в Юрмале живет. И, хотя в чем его только не подозревают и не пытаются обвинить, он был настоящим новатором. Еще в конце 90-х он был инициатором развития в Латвии свободных экономических зон. Я хорошо помню, как в 1998 году он выступал на первой конференции по свободным экономическим зонам с докладом о СЭЗ в Дублине, которая могла бы служить примером для подобной зоны в нашем Рижском порту. Он привел в Латвию первого бюджетного авиаперевозчика "Ryanair", с его прямым участием аэропорт "Рига" стал транзитным центром в Балтии.

 

Предоставление ВНЖ в обмен на покупку недвижимости, преображение квартала "Спикери", создание музея "Ghetto" — тоже его идеи. Ужасно, что он один такой у нас. Для Латвии это самое слабое место — отсутствие масштабных идей. Такие люди, как Шлесерс, могли бы потянуть проект развития Юрмалы как лечебного курорта. У него есть голова.

 

- У него одного голова есть?

 

- Сейчас многие с надеждой смотрят на министра здравоохранения Гунтиса Белевича, он человек компетентный, думающий, и глаза у него горят. Я знаю, что он интересуется вопросами медицинского туризма в Юрмале и Риге. И он увлечен. Увлеченность обязательно нужна, когда решаются такие важные вопросы.

 

В последнее время я общалась со многими людьми, в числе которых были представители туристической отрасли, медицинских учреждений, самоуправлений, наших банков. Интерес к теме витает в воздухе. Латвия — страна, которая может развиваться только за счет экспорта. У нас нет ни одного продукта, который внутри страны дал бы возможность хорошо заработать. Медицинский туризм — это экспортный продукт с хорошим потенциалом. Многие медицинские учреждения разрабатывают свои услуги, нацеленные на зарубежного пациента. Кто-то предлагает сделать диагностику, но только на два дня, хотя можно предлагать другие пакеты услуг, рассчитанные на более продолжительное время.

 

Но с учетом того, что медицинские технологии меняются и уже не требуют длительного пребывания в больнице даже после операции, можно предлагать реабилитационные услуги в комплексе с лечением. И это не дело одной только головы. Тут нужен консилиум компетентных людей. Но все равно должен быть один такой… Шлесерс (смеется), вокруг которого все это закрутится.



Первоисточник | на главную "Юрмалы"
Наши партнеры: