главная страница форум полезные ссылки e-mail
- воспоминания

Прокат авто в Латвии
Rambler's Top100 Rambler's Top100

1 августа 1975 г.
С 14 по 28 июля был в пансионате "Янтарь" в Юрмале...Там в это время пребывал Гришин (член ПБ и секретарь МГК). Дом построен в 1974 г., модерн, царственный комфорт, стоил, говорят 8 млн. (планировалось построить за 2 млн.). Латышский персонал: неулыбчивая четкость, предупредительность почти незаметная и без российского подхалимажа. Наш особняк в центре Майори торчал, как роскошный обелиск привилегиям и власти. Толпы прохожих останавливались и простодушно любопытствовали, что это такое, и в взгядах "баре развлекаются"...
Вечером пляж и улицы превращаются в проспекты мод и туалетов. Но наряду с профессиональными курортниками много российских провинциалов,целыми группами, экскурсиями. На пляже несколько раз встречался с Ю.П.Любимовым. Он отдыхал в Доме писателей в Дубултах, в двух километрах от нашего "Янтаря". В весьма бравурном настроении. Завидев меня, бросал своё окружение и водил меня до изнеможения, рассказывая о своей борьбе с властями - с Демичевым (которого, он называет "Ниловной" - Петр Нилыч - ерническое уподобление героине известного всем со школы романа Горького "Мать"). Орал на весь пляж, что это сволочь и подонок, что он, Любимов, так это не оставит! Хватит! Поизмывались! Пусть гонят из театра, но это больше не пройдет. Вот он вернётся и напишет "на высочайшее имя".....
Иногда он вдруг останавливался и, собирая сразу вокруг зевак, артистически изображал какую-нибудь бюрократическую сцену в лицах. Особенно это ему удавалось, когда одним из действующих лиц была "Катька" (Фурцева).
Дважды был в Домском соборе. "Реквием" Моцарта и Бах. Скрипка и соната для скрипки с органом. Я по-настоящему был взволнован.
Был на экскурсиях по Риге и её окрестностям.
Съездил по местам своих последних боёв 1945 г. - в Слоку, в Кемери.
В Кемери постоял я возле знаменитого санатория, который был цел, когда мы вошли в город, но у него были выбиты все стекла, и вокруг здания на несколько десятков метров всё было покрыто битым стеклом. Потом доехал до Джуксте, который мы в январе 1945 г. так и не смогли взять и откуда немец пошел на нас в контр-атаку. Тогда я был ранен на хуторке Путну-Жиды, в трех километрах от Джуксте...
Километров через 5 доехали до самой последней моей передовой. Хуторка, где стоял штаб в полутора километрах от окопов, я не нашел. Всё заросло. Но рощицу, где мы со 2 по 5 мая 45 года на нейтральной полосе по ночам копали исходные позиции для дивизии, которая должна была сменить наш полк и пойти в наступление, кажется обнаружил отчетливо...Здесь 30 лет и два месяца назад я руководил последним своим "делом", здесь отбивались от немецких вылазок, которые хотели нам помешать закрепляться, запугать. Здесь в упор из автомата был убит старшина, шедший впереди меня, когда мы бросились к недавно вырытому окопу: мне сообщили, что только мы ушли, его заняли немцы. Здесь я чуть было не подорвался на шариковой мине и весь похолодел, когда почувствовал под руками проволоку - растяжку взрывателя. Здесь нас бешено глушили минометами и секли рощу из пулеметов...Отсюда мы каждую ночь на плащ-палатках несли по три,четыре, а то и по десятку раненых и убитых. После этих ночей инженер полка, капитан, который очень трусил, но держался, сказал прямо в моём присутствии Бамбалю (командир нашего полка): "Ну, товарищ подполковник, у нашего капитана (это про меня) железная храбрость и невозмутимость. С таким спокойствием она там ходил, пока мы копали землю, что до сих пор не перестаю удивляться. Без него все бы разбежались из этой жути..."
Помню, что именно здесь, раз проснувшись утром в своём штабе, я увидел перед собой на табурете немца. И опешил. Оказалось, что разведчики "языка" только что притащили.
Вернулись в "Янтарь" из Тукумса по превосходному шоссе, достойному Швейцарии и Бельгии.
Странно всё. И даже как-то неловко было за ужином говорить соседям по столу, куда и зачем я ездил. Всё это - моё личное военное прошлое и мои переживания по нём. Выглядел бы хвастуном. Из дневников Анатолия Черняева "Совместный исход", помощника М.С.Горбачева

2 сентября 1977 г.
"Янтарь". Юрмала. Публика. Как в профсоюзных домах отдыха. Из глубинки. На пляже при галстуках, орденских лентах и даже увешанная разными медалями: при всем своём параде - курорт дело серьезное, и не каждому такой почет. Танцплощадки при домах отдыха по вечерам. С каким упоением там люди отплясывают свой законный отпуск!
Евреи. Среди вольно отдыхающих, дикарей, - их 70-80%. Да и в целом они преобладают в Юрмале над всеми другими. В Москве они воспринимаются как отдельные "индивидуумы", интегрированные в общемосковскую толпу и столичное население. А здесь почти физически ощущаешь, что это нация...как таджики или башкиры. Или армяне. Все их местечковые манеры и жаргон выглядят как самые настоящие, "объективные" национальные черты. И поскольку их много, больше даже,чем других, они ведут себя, как дома - как в Гомеле, Житомире - без всяких комплексов и нахальства. Они естественные, они в своей среде. Да,это нация, и никуда от этого не денешься. И обращаться с нею надо так же, как и со всеми остальными. Ведь какие-нибудь казахи или туркмены тоже необязательно могут нравиться всякому русопяту или хохлу. Он тоже нередко воротит от них нос. Однако он не позволит себе лишать их морального права на самобытность, как это делает любой антисемит в отношении евреев.

Юрмала. Главная страница
Наши партнеры: